Агонисты дофамина для профилактики синдрома гиперстимуляции яичников у женщин, подвергающихся вспомогательным репродуктивным технологиям

Вопрос обзора

Являются ли агонисты дофамина эффективными и безопасными для профилактики синдрома гиперстимуляции яичников (СГЯ) у женщин с высоким риском развития СГЯ (например, женщин с поликистозом яичников или с высоким выходом ооцитов после стимуляции)? Насколько они эффективны по сравнению с другим активным лечением (например, альбумином человека)?

Актуальность

СГЯ возникает из-за гиперстимуляции яичников (женских половых органов, которые производят яйцеклетки и половые гормоны) при лечении бесплодия (вспомогательные репродуктивные технологии). Он характеризуется увеличением яичников и движением жидкости из кровеносных сосудов в другие полости тела, приводя к вздутию (живота), повышенному риску тромбообразования и уменьшению кровоснабжения важных органов. В большинстве случаев это состояние проходит само без лечения, но у некоторых женщин развивается умеренная или тяжелая форма СГЯ, которая требует госпитализации. Не существует способа излечения СГЯ, кроме как, находясь в больнице, ожидать успокоения и уменьшения симптомов. Были представлены лекарства, называемые агонистами дофамина, чтобы попытаться предотвратить развитие СГЯ.

Характеристика исследований

Этот обзор включил 16 рандомизированных контролируемых испытаний с участием 2091 женщины с высоким риском развития СГЯ, в которых оценивали три различных агониста дофамина (каберголин, бромокриптин и хинаголид). Основными критериями оценки исходов были число новых случаев (заболеваемость) умеренного или тяжелого СГЯ и частота живорождения. Доказательства актуальны на август 2016 года.

Основные результаты

Агонисты дофамина, оказалось, уменьшают частоту умеренного или тяжелого СГЯ у женщин с высоким риском развития СГЯ (среднее качество доказательств), по сравнению с плацебо или отсутствием лечения. Это позволяет предположить, что 29% женщин, принимающих плацебо или не получающих лечение, имеют СГЯ средней или тяжелой степени тяжести, от 7% до 14% женщин, принимающих допамин, будут иметь СГЯ средней или тяжелой степени тяжести. В отношении женщин, которым перенесли свежий эмбрион как часть их курса лечения, не было доказательств, что агонисты допамина влияли на исходы беременности, но они могли увеличить риск побочных эффектов, таких как расстройство желудка. Не было доказательств различий между агонистами дофамина в сочетании с другим активным лечением, по сравнению с другим активным лечением, в отношении заболеваемости СГЯ средней или тяжелой степени тяжести и частоты живорождения.

Не было доказательств различий в частоте СГЯ между каберголином и плацебо (например. гидроксиэтилкрахмал, преднизолон или 'coasting' (отказ от любой яичниковой стимуляции в течение нескольких дней)). Каберголин был связан с увеличением частоты наступления клинической беременности по сравнению с "coasting".

Качество доказательств

Качество доказательств варьировало от очень низкого до умеренного. Ограничения заключались в неполных сообщениях о методах исследования и неточности (слишком мало событий) для некоторых сравнений.

Заметки по переводу: 

Перевод: Гараева Айзяра Фаниловна. Редактирование: Александрова Эльвира Григорьевна. Координация проекта по переводу на русский язык: Cochrane Russia - Кокрейн Россия (филиал Северного Кокрейновского Центра на базе Казанского федерального университета). По вопросам, связанным с этим переводом, пожалуйста, обращайтесь к нам по адресу: cochrane.russia.kpfu@gmail.com; cochranerussia@kpfu.ru

Tools
Information
Share/Save