Подкаст: ​Психологическая терапия для детей и подростков, перенесших травму

Дети, которые перенесли травму, могут иметь серьезные проблемы с психологическим здоровьем, и для предотвращения этих исходов были использованы различные виды психотерапии. В новом обзоре Кокрейн, опубликованном в октябре 2016 года, были собраны доказательства по этому вопросу. Полина Ганжелюк из Казанского Федерального Университета перевела текст подкаста на русский язык, а Алия Мулланурова расскажет нам о результатах этого обзора.

Перевод подкаста - Ганжелюк Полина.

Редактирование перевода - Просюкова Ксения Олеговна, Курбатова Ольга Геннадьевна, Зиганшина Лилия Евгеньевна.

Озвучивание подкаста - Мулланурова Алия Фаритовна и Таштанбекова Чолпон Болотбековна.

Запись, монтаж и отладка подкаста - Шакирзянова Марина Валентиновна и Габдрахманов Азат Исхакович.

Координация проекта по переводу на русский язык: Cochrane Russia - Кокрейн Россия (филиал Северного Кокрейновского Центра на базе Казанского федерального университета). По вопросам, связанным с этим переводом, пожалуйста, обращайтесь к нам по адресу: cochrane.russia.kpfu@gmail.com.

- Читайте транскрипт

Чолпон: «Дети, которые перенесли травму, могут иметь серьезные проблемы с психологическим здоровьем, и для предотвращения этих исходов были использованы различные виды психотерапии. В новом обзоре Кокрейн, опубликованном в октябре 2016 года, были собраны доказательства по этому вопросу. Полина Ганжелюк из Казанского федерального университета перевела текст подкаста на русский язык, а Алия Мулланурова расскажет нам о результатах этого обзора».

Алия: «Этот обзор – продолжение обзора, сделанного авторами ранее по психотерапии детей и подростков, у которых диагностировали посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Цель нового обзора состояла в том, чтобы выяснить, могут ли эти методы лечения эффективно предотвращать негативные исходы, включая ПТСР, у детей и подростков, которые перенесли травму.

Авторы включили 51 испытание, в которых участвовало более 6100 человек. Двадцать испытаний включали детей, два испытания включали только дошкольников, десять - только подростков. В остальных испытаниях участвовали как дети, так и подростки. 

Участники исследований перенесли различные травмы. Самыми частыми были сексуальное насилие (12 испытаний), а также военное и социальное насилие (10 испытаний). 

В шести испытаниях участниками были жертвы стихийных бедствий; в других шести испытаниях – столкнувшиеся с физической травмой, и в трёх испытаниях - с психологическим насилием. По одному испытанию пришлось на участников, которые прошли через болезнь, угрожающую жизни; подвергались физическому насилию; и жестокому обращению (издевательствам). Остальные испытания анализировали травмы разного характера.

Авторы надеялись сконцентрировать свое внимание на исследованиях, в которых терапию начинали в течение года после получения травмы, но это оказалось невозможным, так как большинство испытаний не фиксировали время между получением травмы и началом терапии.

Наиболее часто используемой терапией была когнитивно-поведенческая терапия или КПТ. Другими типами терапии стали: семейная терапия, метод экспозиции, дебрифинг, обучение психологической самопомощи, тренинг социальных навыков, нарративная терапия, поддерживающая терапия и техника ДПДГ (десенсибилизация посредством движения глаз). Несмотря на широкое разнообразие, большинство методов лечения включали несколько общих психотерапевтических элементов. В частности, многие виды терапии включали обучение психологической самопомощи и навыкам преодоления.

В целом, авторы показали, что у детей и подростков, прошедших психологическую терапию, с меньшей вероятностью выявляли симптомы или диагностировали ПТСР в сравнении с теми, кто не проходил терапию. Авторы также обнаружили, что КПТ может быть эффективнее других видов психотерапии. Однако не было обнаружено доказательств того, что терапия предотвращает другие негативные исходы, такие как депрессия, тревога или поведенческие изменения. К сожалению, из-за того, что большинство испытаний описывали исходы сроком до 1 месяца, нет доказательств долговременной эффективности психотерапии.

Существуют некоторые указания на то, что при отдельных видах травм участники лучше отвечали на лечение психотерапией. Симптомы уменьшались в испытаниях, в которых участвовали дети и подростки, перенесшие сексуальное насилие, социальное, межличностное насилие и природные катастрофы, но не в случаях психологических последствий физических травм и жизне-угрожающих заболеваний. Авторы не могут утверждать о достоверности этих различий, поскольку испытания были единичными и исследовали только некоторые типы травм.

В целом, несмотря на то, что пока неясно, насколько долговременны будут результаты психотерапии, существующие доказательства позволяют авторам утверждать, что детям и подросткам, перенесшим травмы, должна быть предложена психотерапевтическая помощь для предотвращения клинических посттравматических симптомов».

Чолпон: «Если вы хотите узнать больше о типах терапии и о видах психологических травм, вы можете найти этот обзор на сайте Библиотеки Кокрейн. Просто наберите в строке поиска «психологическая терапия и травмы у детей»».

Закрыть транскрипт
Share/Save